Сайт Злынковской библиотекиСреда, 06.07.2022, 18:37

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Блог | Регистрация | Вход
Меню

...


odnoklassniki


...


Статистика

.

Главная » 2021 » Апрель » 20 » Из воспоминаний о минувшей войне ветерана Великой Отечественной войны - И. Коржова
20:20
Из воспоминаний о минувшей войне ветерана Великой Отечественной войны - И. Коржова

Битва за Москву (30 сентября 1941 – 20 апреля 1942) – это боевые действия  советских и немецких войск  на московском направлении во время Великой Отечественной войны.

Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков, внесший огромный вклад в эту победу, спустя многие годы напишет: «Когда меня спрашивают, что больше всего запомнилось из минувшей войны, я всегда отвечаю: битва за Москву».

Нашу столицу обороняли А.Е. Корягин, И.Т. Коржов, и многие  другие земляки …

Предлагаем познакомиться с воспоминаниями Ивана Коржова, жителя г. Злынка:

«Мне как воину наших славных Вооруженных Сил, по сконча­нию Мелитопольского авиационного училища пришлось участвовать в разгроме фашизма с декабря 1942 года на Калининском фронте в сос­таве авиаполка ночных бомбардировщиков в должности штурмана авиа-экипажа. Первым мой боевой вылет был на железнодорожную станцию Великие Луки. Цель - удар по скопившимся эшелонам с боевой техни­кой  противника. Результаты  удара были хорошими / бомбометаниям я в училище был хорошо подготовлен - оценки отлично /, это было подтверждено Фотоснимками / у нас на самолетах стояли ночные фо­тоаппараты /. На цели мы  были "пойманы" прожекторами  и хорошо " обстреляны зенитной артиллерией противника, но применив маневр, мы ушли из огня. Откровенно говоря, ощущение было неважным. Не то я сробел, не то растерялся, а точнее ничего не понял, что произо­шло. А когда прибыли вторично, стало все ясно. Так и пошла моя боевая «работа».

Ходили мы на боевые задания ночью, днем отдыхали. В зимний январский день при больших сугробах снега к нам на неболь­шом самолете - Лимузин - прилетел Громов - Герой Советского Со­юза для вручения нашему авиаполку Гвардейского знамени. Полку оно было присвоено за заслуги перед родиной в разгроме оголтелого фа­шизма, и стал он именоваться 23-й Гвардейский ночных бомбардиров­щиков авиационный полк. Полк был обеспечен самолетами ПО-2 /это небольшой самолет, открытого типа с двумя крыльями и одним мото­ром, с экипажем 2 человека - пилот и штурман /. Теперь мы воева­ли  как гвардейцы и это подтверждалось в действии. В январе 1943 года мы - летный состав наблюдали, как пошло после обеда много наших самолетов на бомбардировку Ржева / Противник сильно укрепил фронт в районе Ржева и готовил свои силы для прорыва на Москву/.

А когда стали самолеты возвращаться от Ржева, то мы много само­летов не досчитались. Оказывается  Ржев был сильно прикрыт зенит­ной артиллерий и истребителями, прожекторами.

Наше командование решило направить наш полк для выполне­ния  такого важного задания. Когда нам дали вечером это задание, то прямо скажу,  ощущение  было напряженным, тем более нам рассказа­ли про зенитную артиллерию противника. "Работать" предложили с "подскока" /  взлетаешь со своего аэродрома, летишь на цель, пора­жаешь её, а садишься на площадке в 6 км от Ржева, там самолет              за­правляют всем необходимым,  и опять идешь на цель, потом на площадку, а последний вылет заканчиваешь, идя домой, т.е. на свой  аэродром /. "Подскоки" применялись для сокращения времени на заправки и для маскировки, т.к. противник засекает данный аэродром и назавтра делает налет на него  и бомбит / а нас там нет /.

Наш  полк в эту ночь совершил по четыре вылета /каждый экипаж/ и разбил  укрепрайон в пух и прах.  В первый  взлет нас ло­вили прожекторами и открывали сильный огонь зенитной артиллерией, во второй - уже наполовину, а в третий и четвертый мы чувствова­ли себя как на полигоне, т.е. не одного выстрела и последние два вылета мы работали не фугасными бомбами, а осколочными, и уже не по городу, а по окрестностям били убегающих немцев. Назавтра мы отдыхали днем, а когда пошли на обед, то командир полка нам сооб­щил, что наши передовые части прорвали в районе Ржева оборону противника, освободили Ржев и продвинулись на 18 км. Личному сос­таву полка командование фронта объявило благодарность. Так пора­ботали гвардейцы одну ночь, много фашистов нашли себе покой на ржевской земле.

После этого нас гвардейцев командование перебросило на Ленинградский фронт под Старую Руссу. И здесь молодые гвардейцы / почти весь летный состав по возрасту были комсомольцы /, не подвели себя, доказали, как мы можем любить свою Родину и ненави­деть фашистов. Правда, воевать нам ночникам было тяжеловато, по­тому что было северное сияние и самолет был хорошо  виден ночью с земли / а воевали мы на высотах до 1000 метров / и каждый немец стрелял по нас, хотел сбить нас / ведь им их командование давало за каждый сбитый самолет "По-2" по железному кресту в награду/ и прямо скажу немцы это получали только не железные кресты в на­граду,  а деревянные - березовые - у могил навечно. Хорошо поработал  на этом участке наш полк и командование наше нам дало отдох­нуть. Нас 24 апреля направили на отдых в Москву. Разместились мы на аэродроме в Подлипках. Отдыхали до июня месяца, а потом были направлены на Курскую дугу.

Вот тут-то была не война, а побоище. Фашисты сконцентрировали очень большие силы армии и  техники с таким расчетом, что­бы прорваться к Москве во чтобы-то  не стало. Наше командование разгадало их намерения и планы Гитлера и подготовила хороший "по­дарок" - второй Сталинград. Нашему авиаполку было поручено нанес­ти удары по переднему краю противника. Мы работали крупными оско­лочными бомбами несколько ночей. Затем перешли на бомбометание фу­гасными бомбами по скоплениям танков и орудий, которые враг сконцентрировал по несколько тысяч. Данные по фотоснимкам с воздуха подтверждали хорошие результаты работы гвардейцев, высшее наше ко­мандование было очень  довольно нашей боевой работой. В момент уда­ра по врагу нашими войсками противник понес большие потери в живой силе и технике, стал отступать и наш полк сопровождал отступление противника осколочными бомбами и ввиду того, что ночи ле­том короткие мы работали в основном с "подскока". Иногда мы  работали по так называемой ”вольной охоте" /уничтожали то, что обна­ружишь,  и считаешь целесообразно - подтверждается фотосъемками /.

9 августа нам была дана "вольная охота" и мы  Бреус  Иван  и я направились в сторону Орла, где обнаружили у разъезда станции Нарышкино эшелоны с горючим и находившихся у железнодорожных линий больше сотни бензозаправщиков. Не долго думая,  мы сразу с высоты  1000 м фугасными бомбами нанесли удар. Были взорваны не­сколько цистерн и бензовозов, образовался большой пожар. Все сго­рело. Но фашисты прикрывали данную доставку горючего на фронт большим количеством прожекторов / 12 штук / и зенитной артиллери­ей. Нас прожекторы поймали, а зенитная артиллерия открыла огонь. Тяжело было уйти, они ставили заградительный огонь и заставили нас опять вернуться на цель. Самолет был изрешечен, выбит левый лонжерон, испорчено рулевое управление, мой напарник Бреус  Иван был ранен  в голову и потерял сознание. Мне осколком оторвало нос, а фашисты усердно добивали нас. Тогда я убрал газ и повел само­лет вниз - падение листом / у нас в самолете двойное управление/ делая имитацию - самолет сбит. Когда показались крыши домов, я дал газ, выровнял самолет и пошел в направлении пожаров, набирая высоту. Так прошел  30 км до линии фронта, набрав высоту 600 м.

В это время,  мой Бреус,   пришел в себя. Пока мы на радости поговори­ли, высота стала 200 м над линией фронта и тут нас встретили ог­нем оголтелые фрицы, но нам удалось уйти дальше не подбитыми. Когда сели на свой аэродром, то мы "рассыпались", т.е. от толчка и соприкосновения с землей у нашего самолета обломались все четыре  крыла и мы не смогли двигаться дальше. Нас на скорой помощи увезли в прифронтовой госпиталь, где мне пришили нос, а Ване Бреусу из головы вынули осколок. Пролежав неделю в госпитале, нам стало легче и мы попросили медсестер дать нам обмундирование и мы ушли вечером  в свою часть, где получили боевое задание и уле­тели. Приехал главврач на аэродром, но мы были уже в воздухе.

И  дальше пошла наша обыденная боевая работа. В районе Новгород – Северского после боевого задания идя домой, мы обнаружили в од­ном из украинских хуторов новенький мост через небольшую реку. Когда мы стали его рассматривать,  /сбросив осветительную бомбу/, то нас обстреляли из пулемета, но мы в это время заметили на ули­це и между домами много бензозаправщиков. Об этом мы доложили ко­мандованию. Оказалось, что где-то шла колонна бензозаправщиков на доставку горючего для танков армии противника. Нашему экипажу   выделяют три бомбы / ЗАБ ТШ -  зажигательные с термическими шарами с 2500. Когда падают горящие шары на землю, то все горит и  даже  плавится  металл.  / Мы их бросили на длинной  ули­це  в  начале,  середине  и в конце.  Ровно через  2 – 3  минуты был сплошной огонь со взрывами. Таким образом,   по донесениям партизан,  было уничтожено 200 машин бензозаправщиков и 400 фашистов  за 30- 40 минут.

Дальше нас  направили  помочь в освобождении столицы Укра­ины  г.Киев.  И   здесь молодые гвардейцы не пали духом - громили  врага по-русски.   По окончании  этой операции наш полк был направ­лен на Ковельское направление, затем  Брянское  и  Гомельское, т.е. 1 – й  Белорусский  фронт под командованием видного  военначальника  командующего фронтом Маршала Советского Союза  Жукова  Г. К.             В сентябре месяце у нас было задание "вольная охота”.  Наш экипаж зарядили  фугасными и осколочными  бомбами и мы пошли в район Новгород-Северского. А когда проходили лес, то заметили сверка­ющие огоньки автотранспорта. Мы  стали  в  круг  и стали рассматри­вать, как вдруг по нас открыли сильных: огонь зенитная артиллерия  противника. Мы, не долго думая,  сбросили прицельно, согласно , огня свои фугасные бомбы, а потом,  ничего не помня, очутились с высо­ты 1000 м на высоте 200 м. Мы только замечали – земля - небо, земля - небо.  Оказывается,  мы разбомбили   фронтовой  склад  боеприпасов,  который искали наши разведчики. Правда, когда мы с  Бреусом  прибы­ли домой на I час 20 мин позже,  нас все считали  погибшими, т.к. видели все происшедшее. Им всем казалось, что мы погибли от силь­ной взрывной волны.     

Много наш полк оказывал помощи  партизанскому от­ряду под  командованием т. Ковпака. Лично нашему экипажу довелось доставить боеприпасы и медикаменты 11  раз ночью с посадкой  на их  площадке  и,  представьте себе,  доставить срочно днем горючее и боеприпасы тоже с посадкой на их площадке один раз. Город  Злынку не бомбил, но  снял пулеметный  расчет над средней школой  зимой 1943 года.

По мере хода, военных событий  наш полк двигался  на Запад,  принимали участие  в освобождении  Брянщины,  Гомельской облас­ти  и всей  Белоруссии.  Незабываем боевой  вылет на поражение  Боб­руйского  аэродрома  фашистских  стервятников. Наш полк базировался   в  селе Городок, что севернее города Речица.  Это было  теплое  время начало  лета. Все мы  в  воскресенье  купались в Днепре, а на завтра это  задание. Обсудили мы его,  два  ИВАНА,  досконально и пошли на задание. Самолет зарядили  фугасными и осколочными бомбами.

Как   положено "подкрались",  осветили и давай лупить по прямолинейным ря­дам. Самолеты пошли вверх тормашками, загорелись / по донесениям партизан выведено из строя 6 самолетов, уничтожено 12 самолетов/. Нас сразу поймали прожекторы, но никто  не стреляет. Мы с Ваней удивились. Но потом обнаружили в кабинах свет, оказывается немцы приняли ночных истребителей. Что делать? Караул! И мы сразу стали вызывать с земли огонь на себя, бросая на землю мелкие однокилограммовые осколочные бомбы. И что вы думаете, наземная оборона не выдержала и открыла огонь, а мы им сказали: "Спасибо большое", т.к истребитель их  от нас ушел из-за огня зенитной артиллерии. А мы тем временем спокойно ушли домой. Правду сказать, самочувствие в данный момент было, сами понимаете, скучное.

 Или взять прорыв на участке фронта Жлобин - Рогачев. Работу боевую наш полк выполнял по ширине фронта 30 км и по глубине также. А когда выполняли задание, то наблюдали взрывы бомб не только своих, но и множество дру­гих. Земля на данном плацдарме почти вся горела. А когда назавтра нам сообщили, что наши войска прорвали укрепившуюся оборону немцев и углубились на  20 - 25  км при содействии тысяч наших самолетов ноч­ного удара, нам стало радостно от такого престижа нашей авиации.

Радостные успехи в разгроме фашизма показал наш гвардей­ский полк - полк комсомольцев в освобождении нашей родной Белоруссии.

В январе 1944 года у нас было боевое задание "вольная охота" наш самолет был заряжен фугасными бомбами и мелкими / в кабине штурмана 40 шт.1кг /, осколочными / немецкими / бомбами. Мы обна­ружили в районе  станции Калинковичи, на разъезде  Коржовка, эшелон. Ударили спереди, сзади и в середине фугасными бомбами. Эшелон ос­тановлен и частично разбит. От него в северную сторону к лесу по расчищенной дороге двинулся большой поток фрицев. Мы обстреляли из крупнокалиберного пулемета эшелон,  и весь живой люд двинулся по глу­бокому снежному коридору к лесу 1,5 км. Когда эта лавина ото­шла от эшелона на  200 – 300м и не дошла до леса 500 – 600 м, мы ста­ли их уничтожать огнем крупнокалиберного пулемета и  выбрасывать с высоты 200 м осколочные

бомбы. Операция по уничтожению прошла за 1,5 часа, а на завтра партизаны доложили, что было уничтожено 1,2 тысячи фашистов, которых перебрасывали на другой участок фронта.

Так мы гвардейцы приближали час Победы.

Аналогичные боевые задания выполнял наш гвардейский полк до самой границы с Польшей. Иногда мы

выполняли задания, чтобы дать отдохнуть нашим бойцам на передовой. Заряжаешь самолет мелкими осколочными бомбами, а пулемет -  побольше патронов и идешь на передо­вую. «Ходишь» по передовой по ширине км 30 и поочередно бросаешь по  одной  гранате / ее убойная сила до 200 м /. Или строчишь из пулемета. Работают один час два самолета, идя друг другу навстречу. Че­рез час приходят другие и так всю ночь. Таким образом,  фашистам спать не даем, а наши бойцы в это время отдыхают. А утром в атаку.  Такие дежурства давали неплохие успехи нашим войскам. В сентяб­ре месяце фашистов с территории нашей страны наши войска изгнали и мы разместились в Праге. Работали уже в Польше. С 15 сентября 1944 года наш полк помогал повстанцам города Варшавы - доставлял им боеприпасы, медикаменты и питание. Выбрасывали грузы с высот 100- 150м  в определенные точки между домами. И вот при выполнении данного задания 21 сентября 1944 года наш самолет был в 22.00 подожжен зенитной артиллерией противника на высоте 100 метров и пришлось; как говорят, упасть на землю на полотне Южного железно­дорожного вокзала. В это время я был ранен осколками в голову, грудь, руку, ногу и попала пуля в желудок. Сам тоже горел. Фрицы меня баграми вытащили, я был без сознания. Придя в себя во втором часу ночи, я понял где нахожусь. По состоянию здоровья я не мог что-нибудь делать и тем более был уже обезоружен. Раны мои они перевязали. А после этого пошла моя кошмарная жизнь с почти ежедневными побоями и в голоде. Отправили в лагерь Вольнштейн.

8 суток ничего не ел, только пил воду, а потом уже не хотелось. Но ребята по лагерю заставляли пить отвар из супа с турнепса. Че­рез два месяца я уже стал ходить. И мы четыре человека подготови­лись к побегу. Нам в этом помогли товарищи по лагерю. Но при побеге, уже когда выходили из лагеря, нас поймали немцы / нас предал один тип за литр супа /, крепко избили, отлили водой  и разброса­ли по разным лагерям. Меня отвезли в крепость Пфраунберг / Тюрин­гия /, там нас летчиков находилось 120 человек. Оказывается,   там вели агитационную работу по вовлечению во власовскую армию. Били там уже реже. 2 раза приезжал сам предатель Власов. По-немногу по 5-7 человек ему удавалось с собой забирать,  держали там по два месяца и неподдающихся меняли другими. Подымали ночью розгами в будку - душегубку и отвозили в лагерь Вайден. Там издевательства были над нами очень большими. Кормили все время - 200 гр. хлеба из опилок и    1л супа из турнепса на сутки. Правда воды пей сколько хочешь, был водопровод. Так дожили мы до 23 апреля 1945 года. А летом наш  летный состав в количестве 120 человек построили и по­вели из лагеря. Один из немецких солдат нам шепнул, что нас по приказу Гимлера ведут на расстрел за   16 км. Охрана была 20 чело­век немцев. Когда вели нас леском, пленных в холостую атаковали два американских истребителя. Немцы упали и дали команду ложить­ся. В это время мы начали разбегаться, немцы открыли огонь и все  же нам троим повезло, мы сбежали. Я, подполковник Меркушев и майор Савичев. Всю ночь мы шли лесом,  а утром мы встретились с              амери­канскими танками, рассказали им все, показали направление движения  колонны, они их догнали и освободили. Не досчитались 18 чело­век, которые были расстреляны при побеге. Всех нас отвезли в авиагородок. Разместили в офицерских домах по 2-8 человека, уси­ленно кормили, а сами вели  агитацию, чтобы перешли к ним. Частично это им удавалось.

В начале нам стало известно, что наши войска соединились с американскими в районе Торгау. Подполковник Меркушев посовето­вал найти машину и поехать к месту встречи войск. Несколько наших товарищей пошли в розыски и нашли большую исправную грузовую ма­шину. Водить машину я мог. Завели, подъехали в район городка, один товарищ побежал в городок и сказал надежным товарищам. Загрузи­лось нас в машину человек 330,  мы поехали. Не доезжая до границы,  /мост через реку / метров 700-800 нас догнали на виллисе майор с двумя солдатами и пытались нас вернуть. Но все были против.

Тогда он дал команду следовать за ним и направился к мосту. Там нас всех передали нашим частям. Мы все трое, я, Меркушев и Сави­чев были из 16-й воздушной армии, мы и направились туда, т.е. в Берлин. Прошли проверку в особом отделе две недели и были направлены по своим полкам. Лагерь военнопленных находился на терри­тории, которую освободили американцы и по запросу нашего коман­дования американцы передали личные дела на летный состав, нахо­дящийся в лагере. В них все сказано, как ты вел себя в плену.

 

Дорогие товарищи и юные друзья! Любите и берегите свою Родину как свою родную Мать. Она всех взрастила и  воспитала. Лучше своей Родины нет в мире ничего!».

 

 Комовский В.Ф. Становление слободы  // Комовский В.Ф. Земля Злынковская : от Ипути до Цаты...:Страницы истории малой родины/ В.Ф. Комовский .[б.и., ], 2020. - С.523 – 549.

И.Т. Коржов «В военном воздухе суровом» //Нам дороги эти позабыть нельзя» [Текст], [б.и.], 1985.(40 – летию Победы посвящается…)

 

 

Просмотров: 88 | Добавил: Slon | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
...


...


...


...


Поиск

Календарь
«  Апрель 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Архив записей


Copyright Klik32 © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz